IGor (ig) wrote,
IGor
ig

О Брежневе, Де Голле и победе советской дипломатии

Один мудрец сказал: «Дипломатия – та же война, но без оружия». Дипломатическая война между Россией и Францией длится уже триста лет. В этой войне были и победы, и поражения с обеих сторон, были годы дружбы и жёсткой конфронтации. Всё это продолжается до сих пор с переменным успехом. Нет страны в мире, с которой у России была бы такая интересная дипломатическая история, как с Францией. Я расскажу об одном эпизоде из наших дипломатических отношений с Пятой Республикой. Думаю, это будет интересно. Итак, поехали!



Об этой истории мне поведал наш земляк Хасанбий Гешев, очевидец событий. Он, в то время будучи «Ванькой-взводным», красил (именно красил) траву на космодроме Байконур. Что дало повод президенту Франции по возвращении на родину заявить: «Меня в России всюду преследовал запах свежей краски».
А если говорить более серьёзно, немного предыстории.

1966 год. Военные самолёты стран НАТО летают над Европой с ядерными бомбами на борту. В результате столкновения над испанской деревней Поломаресс гибнут семь человек, и теряется водородная бомба.

28 февраля отряд атомных подводных лодок ВМФ СССР завершил полуторамесячный кругосветный переход без всплытия, пройдя сложнейшим для мореплавания, особенно подводного, кишащим айсбергами, проливом Дрейка. В мире накалённое противостояние: НАТО – Варшавский договор. Это было время, когда надо было что-то предпринять, внести, как гласило название первой книги де Голля «Раздор в стане врага», сумятицу в стан потенциального противника. Провести, как сейчас говорят, дипломатическую спецоперацию.

Китайская мудрость говорит: «Если невозможно победить двух тигров, умная обезьяна рассорит их». На роль «жертвенного тигра» из всех видных фигур того времени более других подходил генерал де Голль. Яркая личность, противоречивая фигура. Человек, обладающий выдающимися достоинствами и столь же выдающимися недостатками в характере.

А было так, что в тот период намечался его визит в Советский Союз. Гостя надо было принять и достойно, и престижно для страны. Для чего был разработан простой в своей гениальности план: показать де Голлю Байконур! Эту идею высказал хорошо знавший генерала Алексей Николаевич Косыгин, про которого Шарль де Голль говорил: «Этот инженер, министр планирования, внушал уважение своей интеллигентностью, глубокими знаниями ресурсов и нужд своей страны. И который может многое изменить к лучшему не только в экономике страны, но и в советско-французских отношениях».



Согласно программе последнего дня пребывания президента Франции везут в Новосибирск, показывают Академгородок, лаборатории, в его присутствии проводят яркие эксперименты. Мадам Ивонне де Голль дарят якутские алмазы. Проходит культурная программа с посещением театра.

На следующее утро к взлёту готовы два самолёта, в первом самолёте сопровождающие президента Франции дипломаты, советские и французские журналисты. После того как самолёт со всей этой свитой благополучно улетает, де Голлю делают предложение увидеть Байконур. И на борт одного из самолётов летит радиограмма: «В связи с незначительной поломкой второй самолёт вынужден совершить посадку на промежуточном аэродроме». Наконец лайнер берёт курс на Байконур, которым восхищался весь мир. До этого события на эту землю не ступала нога иностранца. Попасть в святая святых советской оборонки мечтали многие, причём не только президенты, но и главные шпионы наших дружественных и не совсем дружественных стран – соседей по планете. И поэтому неудивительно, что на предложение, сделанное Алексеем Николаевичем, де Голль откликнулся. Да иначе и быть не могло. Ведь это был блестящий военный теоретик, новатор, ещё до войны написавший восемь монографий о военном строительстве. Одну из них, названную «За профессиональную армию», читали Гитлер, Кейтель, Брухич, Гудериан. Эта монография была издана и у нас в СССР тиражом 800 экземпляров. В монографии де Голль предсказал весь ход Второй мировой войны задолго до её начала.

К приезду генерала Байконур преобразился. Его временно переименовали в Звездоград, положили асфальт во всём городе. Построили новую железнодорожную ветку и станцию, названную Дегольевка. Главком ракетных войск Николай Крылов был предельно краток: «Как театр начинается с вешалки, так и полигон – с общего вида. Напоминаю: балконы покрасили не для сушки белья, буду проверять всё лично».

И вот встречаемый восторженными жителями де Голль едет по улицам. Растроганный тёплым приёмом, он несколько раз останавливает машину, выходит к встречающим, жмёт им руки, обнимает их.

Де Голль пробыл на космодроме четыре часа, наблюдал за пуском трёх ракет. Первая была метеоспутником. Это был её пятый пуск, четыре предыдущих были неудачными. Но 25 июня пуск прошёл блестяще. Генералу сказали, что это спутник «Космос 122», и что в течение часа он обследует 25 миллионов километров земной поверхности. Ещё запустили две боевые ракеты Р-16У. Даже по телевизору это очень захватывающее зрелище. Представьте себе: открываются крышки шахтной установки. Из газоходов вырываются огромные языки пламени, содрогается земля, ракета выходит из установки. Раздаётся оглушительный рёв двигателей, раскатистый ракетный гром заглушает всё вокруг. Ни с чем не сравнимое зрелище даже для тех, кто наблюдает эту картину десятки раз. А что говорить о других! С интервалом в несколько минут запускается следующая ракета. И всё повторяется.

Президент Франции, забыв о присущем ему высокомерии и снобизме, восхищённо повторяет: «Колоссаль! Колоссаль!». Как человек военный, де Голль не мог не оценить силу и мощь этого оружия. Волнуясь, он спрашивает у Брежнева:

– Это правда, что эти ракеты нацелены на Париж?

– Нацелены туда, где базируются войска наших потенциальных противников, – без дипломатии ответил Леонид Ильич.

После демонстрации ракетной техники состоялся торжественный приём в честь пребывания в Звездограде высокого французского гостя. И все, кто присутствовал на приёме, отмечали: генерал был воплощением величия и задумчивости.

Возвратившись во Францию, президент объявил: Франция выходит из военной организации НАТО. С её территории до первого апреля 1967 года удаляются все 29 иностранных баз с 23 тысячами солдат и офицеров. Из Парижа была выведена и штаб-квартира НАТО.
Судя по последствиям, это была великая победа советской дипломатии.

Владимир Моттаев
Tags: Леонид Брежнев, Франция, Шарль де Голль, история, ссср
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments